СВЕТЛАНА ФРОЛОВА. «ГОРЕ ОТ УМА»: КРУТИТЕ БАРАБАН!

...Те, кто сейчас вопят о засилье цензуры, вероятно забыли о временах Грибоедова. Когда-то его пьесу «Горе от ума» не только нигде не ставили и не печатали, а в прямом смысле запрещали. Разрешили опубликовать лишь несколько сцен первого акта – и то, только после того, как из нее было полностью вымарано все, что связано с критикой правительства. Сейчас пьеса звучит в полном объеме и без всяких купюр на сцене Новосибирского городского драматического театра. И никого это уже даже не удивляет. Может быть потому, что правители все же меняются, а вечные истории о любви – остаются вечными.



На маленькой сцене крутится граненый «барабан». Он то ускоряет свой бег, то замедляет, то останавливается совсем – чтобы продемонстрировать, что состоит он из детсадовских кабинок. С ростовыми пометками: «Саша» - чуть выше, «Соня» - чуть ниже. С дверцами – секретиками, как в школьных «анкетах»: с непременным сакраментальным «Открыв секрет себя ты губишь, теперь пиши – кого ты любишь!». И вроде бы, кто кого любит в этой сказке Грибоедова мы знаем чуть ли не с пеленок. Но история может повернуться совсем иначе, если на нее посмотреть немного под другим углом. Точнее, внимательно прочесть. И кстати, для того, чтобы научиться читать, к счастью, не нужны никакие новомодные прибамбасы вроде мултимедийности и прочих дорогостоящих спецэффектов.

В окнах крутящегося барабана, придуманного Евгением Лемешонком, благодаря оптической иллюзии и немного – актерам театра и режиссеру Сергею Афанасьеву, – оживают картинки, сменяя друг друга. Этот сувенир попал к нам прямиком из XIX века, называется зоотроп (гр.: жизнь + вращение) и представляет собой не что иное, как прототип современного кино. Крутится «барабан» под известную песню Филиппа Киркорова.

Почему Киркоров? Вероятно, потому что он – один из любимых певцов сегодняшнего мещанства, которое нынче стремительно поглощает все на свете. Вот вы не бывали на его концертах, а мне приходилось. Так вот, залы у Киркорова всегда полны, зрительницы все при пышных букетах и нарядах.

Почему они так любят песни Филиппа Бедросовича? Ну, может быть потому, что всем им когда-то все же пришлось выйти замуж за какого-нибудь Скалозуба. Чтобы теперь иметь возможность по щелчку слушать «Почему так жесток снег» – непременно вживую, и желательно с первого ряда. В их жизни не случилось этой самой настоящей любви – они отказались от нее в пользу разнообразных пожизненных удобств. И фиктивных семейных отношений. Только вот счастья, обыкновенно, удобства не приносят. Приходится довольствоваться суррогатным, – песенно-театральным.

Собственно, примерно это и происходит сейчас со всей Россией. Да чего там – со всем миром, который как воздушный шарик, – то норовит лопнуть в руках, а то и вырваться из рук. Крутится, крутится, крутится шар голубой, – а вместе с ним и карусель бесконечных поездов. Потому что у бездомного только один выход – стать гражданином мира. А сейчас наступило время бездомных. И одиноким больше не предоставляется общежитие. Их теперь просто считают сумасшедшими и норовят еще больше изолировать от общества – ведь выживать и продолжаться, как известно, разрешается только объединяя накопленное имущество с кем-нибудь. Мещанская идеология восторжествовала абсолютно надо всем. Хорошо это или плохо? Это как посмотреть.



Вот под эту самую сурдинку разыгрывается известная история об одном «шибко умном» молодом человеке крайне либеральных взглядов. Который живет среди не менее выдающихся консервативных интеллектуалов. А зритель строит представления о каждом из героев сначала преимущественно, по тому, что они говорят друг о друге. А затем – наблюдая уже за самими (психологически подробными) действиями персонажей. Вернее, за тем, как все это представляет сам режиссер.

В глазах Чацкого (новобранец труппы, молодой актер Сергей Шелковников) окружающий взрослый мир выглядит сплошь клоунами и клоунессами. Саша у нас что-то вроде Эвелины Хромченко пополам с Васильевым на «Модном приговоре». И приговор этот обществу весьма неутешителен. Все это подчеркивается соответствующими деталями костюма и грима: надбровные дуги и точечное обозначение клоунского носа у Фамусова (Владислав Шевчук), а также жилетка, будто вырезанная из обшивки дивана. Молчалин (Артем Плашков) тоже хочет казаться «продвинутым», «своим» и «модным» – однако и его выдают некстати надетые «франко-германские» полосатые носки. А Скалозуб (которого прекрасно воплотил совершенно неузнаваемый Платон Харитонов) – во что бы ни рядился, но и ему никогда не дотянуться до идеальных форм истинной дворянской интеллигенции: хороший костюм ему явно велик, и зубы кривые, и ноги кривые, и сам ты весь кривой. Софья представляет себе Скалозуба примерно так же. За исключением явного уважения к мундиру.



Молодая барыня (Кристина Кириллова) хочет казаться утонченной взрослой дамой, но на деле (по мнению Саши Чацкого) – как была пухлой маленькой девочкой, растрепанным трогательным пупсом, так и осталась. Прочие гости этого дома одеты максимально безвкусно, карикатурно. За исключением, конечно, девиц на выданье, – козырной шестерки дочерей князей Тугоуховских. Которые все, как одна, выглядят как клоны солисток группы «Виагра» - предмет вожделения мужской половины человечества. Почему? Есть две причины: во-первых, иначе за богатого замуж нынче не выйдешь (как мы помним, это необходимо для реализации сценария под кодовым названием «Киркоров»). И вторая – представьте, Чацкий и правда не прочь таким образом составить себе будущее. Кстати, а зачем Чацкому маска? Вернее, зачем ему постоянно истерично ерничать на публику? Может для того, чтобы скрыть собственные боли и проблемы? Ведь проблема налицо.

Есть и еще одна деталь. Вероятно, «мольеровский мизантроп» Чацкий страшно боится женитьбы. Ведь все семьи вокруг построены по принципу «богат, и на богатой был женат». Поэтому все окружающие женатые мужчины мерещатся ему сплошь видоизмененными, обезличенными. Эту деталь давно подметил и сам Фамусов. Чацкий кажется ему вертлявым, ненадежным человеком. И в этом тоже есть своя правда – Саше очень идет определение «внезапно». Он внезапно появляется, внезапно исчезает. И любой отец понимает, что такая партия для любимой дочери вряд ли будет идеальна («Вот рыскают по свету, бьют баклуши, Воротятся, от них порядка жди..»).



Вероятно, только Лиза с Петрушей в этой истории «при делах», только у них все будет хорошо, только у них есть светлое будущее (если конечно не поведутся на белила, помаду и прочие скляночки). Потому что они нашли как правильно устроиться в этом мире. А правильно – это не корчить из себя господ и главных героев, не пересказывать бесконечно кто, что и кому о ком-то рассказал, а просто жить своим умом, делать свое дело и гнуть свою линию – несмотря ни на что. Иначе в этом мире тебе светит только одна дорога – в карцер. И бесконечно крутящийся барабан.

ПС «Извините, я не нашел в каком месте с актеров снять штаны», - сказал Сергей Афанасьев в антракте.

Светлана Фролова
Фото: Виктор Дмитриев

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра. Нажимая кнопку "ПОДПИСАТЬСЯ", вы даете согласие на обработку ваших персональных данных.