В Барнаул приехал с гастролями Новосибирский городской драматический театр

В Барнаул приехал с гастролями Новосибирский городской драматический театр

Текст: Наталья Катренко

В Барнаул приехал с гастролями Новосибирский городской драматический театр под руководством Сергея Афанасьева – коллектив легендарный, хорошо известный не только в Сибири, но и далеко за ее пределами.

В Барнаул приехал с гастролями Новосибирский городской драматический театр под руководством Сергея Афанасьева – коллектив легендарный, хорошо известный не только в Сибири, но и далеко за ее пределами.

Сергей Афанасьев бывал в Барнауле не раз. В 2000 году он поставил на сцене МТА спектакль «Продавец дождя», который долгие годы украшал репертуар Молодежного театра, а в прошлом году его театр принимал участие в Первом Всероссийском театральном фестивале им. В.С. Золотухина, где представил свой знаменитый спектакль «Унтиловск». Теперь же Сергей Николаевич прибыл в Барнаул в рамках гастрольного тура Новосибирского драмтеатра (в течение четырех дней барнаульцы смогут увидеть на сцене Молодежного театра Алтая шесть спектаклей афанасьевцев). Накануне гастролей худрук НГДТ рассказал журналистам о своем театре и о понимании театрального искусства.

Художественный фундамент

– В репертуаре нашего театра примерно 25 спектаклей. Однако в Барнаул мы решили привезти именно те из них, которые демонстрируют художественный фундамент, используемую нами театральную школу. Причем каждая из постановок в свое время стала очередной ступенью в развитии НГДТ, неким этапом. К примеру, спектакль «Зеленая зона» идет в нашем театре с 2001 года (и это еще не самый «долгоиграющий» спектакль – все рекорды побил «Шутки в глухомани», который с успехом идет на сцене с 1996 года). Притом что мы специально ничего не делаем, чтобы сохранить ту или иную постановку: после сдачи спектакли словно начинают жить своей жизнью – либо развиваются, либо гаснут…

Привезли мы и «Хануму» (2006 год), поставленную мною из чувства противоречия. На самом деле я очень люблю грузинскую культуру с ее музыкой, стихами, танцами, люблю и спектакль БДТ им. Г.А. Товстоногова с его размеренностью, кантиленностью. Однако когда я его пересмотрел, понял, что времена изменились, – нынче другие ритмы, другая жизнь… Тогда я решил сделать версию, отвечающую требованиям сегодняшнего дня, и она пользуется большим зрительским спросом.

Спектакль «Женитьба Фигаро» (2008 год), который мы тоже покажем в Барнауле, некогда имел эффект разорвавшейся бомбы – на него невозможно было попасть, из-за чего театр даже обвиняли в том, что мы сбываем билеты нечистым на руку перекупщикам. Прославился наш спектакль еще и благодаря молве. Так вышло, что примерно сразу после премьеры из Санкт-Петербурга в Новосибирск приехал с гастролями Театр Европы, и мы своим спектаклем произвели на коллег мощное впечатление (особенно на играющих в нем актрис Лизу Боярскую и Дашу Румянцеву, которым очень понравилось то, что мы делаем). Они-то и подогрели интерес к «Женитьбе» со стороны столичных коллег по театральному цеху.

Ну и, конечно же, «Унтиловск» – уникальная поставка по всеми забытой пьесе Леонида Леонова. Хотя в начале XX века Станиславский ставил по ней спектакль, но тогда его быстро закрыли. Иначе и быть не могло, ведь там шла речь о жертвах тотальных изменений, которые происходили со страной в начале прошлого века. Сегодня эта пьеса оказалась удивительно актуальной и востребованной. За сравнительно короткое время спектакль буквально ворвался в театральное пространство страны. На какой бы фестиваль мы его ни привозили, везде брали Гран-при. На мой взгляд, у этого успеха две составляющие – удивительный текст Леонова, умеющего погрузить в мир чудесного русского языка, ну и, конечно же, работа актеров, которые играют самозабвенно, словно купаясь в своих образах.

Вся сила – в фокусе

– В Новосибирске наш театр находится на особом положении. Но не в вопросах финансирования, а по части госзаказа. Из-за того, что за НГДТ прочно закрепился статус авторского театра, наши учредители так к нему и относятся. Это означает, что по отношению к нам я ни разу не слышал распоряжений о том, что ставить, а что нет. Я всегда слышал только слова благодарности за то, что мы не бросаем на ветер бюджетные деньги и год за годом повышаем рейтинг театра, а следовательно, и имидж города. Ведь мы все же являемся единственным муниципальным театром в Новосибирске (остальные – областные). И власть относится к нам лояльно, потому что знает – мы никогда не возьмемся за пьесу, оскорбляющую чувства зрителей и существующий строй, не станем мы в своих спектаклях и намеренно искажать действительность…

Но это вовсе не означает, что мы такие причесанные и послушные. Просто, на мой взгляд, нашему театру хватает художественного, человеческого, граж- данского вкуса, чтобы в полной мере реализовать творческие амбиции, не оскорбляя окружающей действительности.

Что касается денег, финансируют нас крайне скромно. К примеру, одна масштабная постановка в крупном театре может окупить год существования НГДТ. Зарплата наших актеров составляет 10-15 тысяч рублей, а на постановку нового спектакля мы тратим от 300 до 500 тысяч (зал НГДТ рассчитан на 100 мест. – Прим. ред.). Однако все эти вопросы никогда не были для нас главными, ведь театр – это все же некоммерческий проект. Открывая его в 1988 году, мы хотели сказать свое слово в театральном искусстве, и по сей день мы своих намерений не изменили. Я убежден: в театре нужно вкладывать деньги в артиста, а не в дизайн сцены и современные технологии. Удивлять нужно не спецэффектами, а художественным воображением, фантазией. Ведь наша сила – в фокусе, в метаморфозах и метафорах, с помощью которых мы и находим со зрителем общий язык.

Жизненная правда

– В театре должен жить успех! И если его нет, автоматически ставится под сомнение смысл существования данного театра. Речь идет не о коммерческом, дешевом успехе, измеряющемся количеством обслуживаемых зрителей, а об успехе, связанном со зрительским признанием. Надо сказать, им мы не обделены. Однако тут важно помнить: все это в любой момент может закончиться. К этому нужно быть готовыми. Что касается театральной школы, я всегда исповедовал только принципы русского психологического театра, некогда обобщенные Станиславским. И еще я до сих пор наивно полагаю, что театр – это праздник, что спектакль не должен угнетать и ставить перед нами неразрешимые вопросы. Иначе это не театр, а психотерапия. Лично мне хотелось бы, чтобы люди, пришедшие в наш театр, уходили от нас с ощущением облегчения, очищения. Ведь в этой жизни все не так уж плохо…

– Что касается интерпретации классики, это дело отнюдь не порочное. Как бы ни было, мы все ее интерпретируем. Вопрос только в мере вкуса, который замешан на «любви к отеческим гробам», на уважении к истории и культуре. И когда мы ставили Чехова (а я в своем театре поставил практически все его пьесы), я не позволял себе фамильярничать с этим автором, не старался возвыситься над ним, а пытался разгадать его мысли. Главное в режиссерском деле – помнить, что, берясь за пьесу того или иного автора, ты делаешь его своим партнером. И к таким партнерам отношение должно быть только уважительное. Безусловно, работаем мы и с новой драмой. К примеру, в нашем репертуаре есть несколько пьес Ивана Вырыпаева – драматурга, которого я ставлю в один ряд с Чеховым, Вампиловым, Володиным. Его язык имеет отношение к великому русскому языку, а то, что он пишет, – больше, чем драматургия.

Важнее «Маски»

– Отношение к разного рода театральным фестивалям у меня неоднозначное. Давным-давно, когда «Золотая маска» только начиналась, я увидел один спектакль – номинант на премию и позволил себе нелестно о нем отозваться. Об этом тут же узнало руководство театрального фестиваля и возмутилось: «Ноги этого режиссера на «Золотой маске» не будет!». По прошествии времени наш театр все же решил заявиться и предложил включить «Унтиловск» в список номинантов. И когда мы получили письменный ответ с пояс- нением, что этот спектакль «не в формате фестиваля», я понял – тот руководитель свое слово сдержал. Но мы к этому давно относимся нормально. По поводу «Унтиловска» я слышал еще одно мнение экспертов: «Спектакль несовершенен…». Правда, чуть поз- же они изменили свое мнение – сразу после того, как спектакль взял Гран-при.

Однажды во время встречи со зрителями в зале поднялась женщина и сообщила, что после просмотра в нашем театре «Дяди Вани» она раздумала сводить счеты с жизнью – спектакль вернул ей силы сопротивляться невзгодам. И все это для меня гораздо важнее, чем «Золотая маска»…

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра. Нажимая кнопку "ПОДПИСАТЬСЯ", вы даете согласие на обработку ваших персональных данных.