Настоящие грузины, которые очень хорошо говорят по-русски


Двадцатый, юбилейный сезон в новосибирском городском драматическом театре открывают премьерой – спектаклем «Ханума» в постановке художественного руководителя, Сергея Афанасьева. Жанр определили с характерной для ГДТ емкостью: «ностальгический балаган». На сцене кипят настоящие кавказские страсти, и в какой-то момент действительно начинает казаться, что на гастроли приехал театр из Грузии. И даже в речи самого режиссера периодически нет-нет, но проскальзывал какой-то акцент, с которым привычно связан образ «настоящего джигита».
 

- Сергей Николаевич, почему именно «Ханумой» открываете юбилейный сезон?

- Да, этот сезон уже двадцатый. И это не просто юбилей, а для меня, скажем, это лишнее доказательство того, что русский репертуарный театр не умер, никуда не делся, что он жив и процветает. И наш спектакль – это как некий комплимент такому театру и его лучшим представителям, в частности, БДТ, в котором в середине 70-х годов поставили эту пьесу, где играли замечательные, удивительные, великолепные актеры. Как комплимент всему русскому репертуарному театру, который жив и будет жить.

- Если не ошибаюсь, и в Вахтанговском театре не так давно ставили «Хануму»…

- Театр Вахтангова ставил, как и множество других по всей стране тоже в последнее время. Этот жанр – водевиль – как бы пытается оказать некоторое сопротивление той драматургии, которая несет разрушительный заряд, где процветает насилие, ненормативная лексика и такая, знаете, фекально-анальная тематика... А «Ханума», как мне кажется, это одна из тех пьес, которая с блеском создает на сцене праздник, который так необходим современному зрителю. Поэтому неудивительно, что ее ставит и Вахтанговский театр, и «Современник», и другие. Мне кажется, что эта пьеса замечательная, и в первую очередь тем, что дает возможность великолепным актерским проявлениям.

- В заглавной роли Зоя Терехова, например…

- Я, когда взял эту пьесу, обозначил для себя такой девиз: «в бой идут одни старики!», то есть, старшее поколение актеров театра. В спектакле заняты практически все актеры, которые вместе с основания театра. Это и Сергей Новиков, и Зоя Терехова, и Светлана Галкина, и Марина Александрова, и Владислав Шевчук, и другие. Все они здесь, на сцене, блещут великолепным своим талантом. Но, кроме того, это еще и интернациональный водевиль, который объединяет на сцене много-много разных национальностей, с которыми в последнее время связаны какие-то неприятные чувства, скандальные ситуации. Это национальности, населяющие Кавказ. Для меня Грузия всегда останется Грузией, Армения – Арменией, а Кавказ всегда останется Кавказом. В первую очередь – это место, наполненное духовностью, поэзией, живописью, великолепным искусством театра, а самое главное – музыкой. И эта музыка звучит в спектакле, я очень благодарен композитору Гии Канчели за то, что он написал такие произведения. И я вообще очень благодарен судьбе за то, что она меня свела с грузинской национальной культурой. Я всегда слушаю, скажем, грузинское многоголосие, и часто даже сожалею, что я не грузин, и не могу не только слушать, но и исполнять, до такой степени мне близка эта музыка и так она меня захватывает. И люди, которые придут посмотреть этот спектакль, слегка, но все-таки смогут немного прикоснуться к нашему пониманию этой замечательной культуры.

- Вы, кажется, что-то подобное пробовали в спектакле «С любимыми не расставайтесь»?

- Там была маленькая цитата, такой тонкий шаржированный намек. А здесь мы поем – хором, сольно, квартетами. И поем, мне кажется, неплохо. Конечно, это не классическое грузинское пение, а всего лишь возможность прикоснуться к этой музыкальной культуре так, как мы можем… но мы делаем это искренне, без всякой иронии, а пытаясь понять, как-то приобщиться к этой музыке.

- Чем еще таким, «грузинским», помимо музыки, наполнен этот спектакль?

- Во-первых, здесь витает дух Пиросмани. Владимир Фатеев, художник, с которым мы в очередной раз работаем, сделал, как мне кажется, великолепную сценографию. Он тоже любит Пиросмани, как и я, и этот дух воплощен во всем – декорациях, костюмах, гриме, даже в мизансценах. Но самое главное, мы постарались воплотить это и в языке. Мы взяли на себя смелость попытаться почувствовать себя настоящими грузинами, которые очень хорошо говорят по-русски. Это такая интрига, которая есть в спектакле, мне кажется, это очень украшает его. Хотя это безумно сложно: вообще любой акцент, любая речевая характеристика требуют специальной подготовки, этому обучают в театральных вузах, но мне кажется, что наши ребята взяли эту высоту, они хорошо справляются.

- Настоящие грузины оценят, то есть?

- Я думаю, что мы рассчитываем на них. И, если они придут, мы будем им очень благодарны!

Беседовала Мария Андреева
 
По материалам сайта Культура.Си

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра