По мотивам Володина


Нина Шалимова, PRO-СЦЕНИУМ, № 7, июнь 2008

Всероссийский театральный фестиваль «Пять вечеров» имени Александра Володина проходит в Петербурге уже в четвертый раз. В предыдущие годы он был сконцентрирован и локализован во времени, в текущем сезоне – от одного вечера до другого проходит немало времени. Это связано, в первую очередь, с причинами экономического порядка: программа фестиваля составлялась его организаторами в соответствии с финансовыми «вливаниями» властей. Но как бы то ни было, а стараниями организаторов володинский фестиваль продолжает являть петербуржцам спектакли, пронизанные мотивами любимого драматурга.
В погожие апрельские вечера зрители смогли увидеть замечательные постановки Новосибирского Городского драматического театра под руководством Сергея Афанасьева: «Взрослую дочь молодого человека» и «Зеленую зону», уже знакомую петербуржцам и повторенную вне программы по многочисленным просьбам фестивальной публики.

 

Эти спектакли впечатляют прежде всего подлинностью атмосферы нашего, не столь уж далекого советского прошлого. Оно – у Афанасьева в памяти, в сознании, в сердце. Ему в принципе присуще особое чувство России и доскональное «вживание» в ее прошлое и настоящее. Он далек от расхожего и, честно говоря, не слишком умного презрения к «совку». Русский человек советской эпохи в его постановках рассматривается и подается со сцены как человек, обладающий содержательным и отнюдь не элементарным внутренним миром, достойным внимательного и подробного рассмотрения. Этот сочувственный, уважительный и вместе с тем исполненный юмора и душевного здоровья подход к человеку и привлекает, и увлекает, и радует зрителя.
Обвальный успех «Зеленой зоны» не удивил: слухи о спектакле бродили по городу, его ждали, многие пришли смотреть повторно и привели с собой друзей и знакомых, так что зал был заполнен доотказа. Перенесенная с малой сцены на большую, постановка Сергея Афанасьева нисколько не потеряла в своем обаянии. Сохранив «домашний» характер происходящих на сцене событий, она приобрела полетное, просторное дыхание. Зрителя необыкновенно трогает история о том, как обитатели одного из пригородных бараков понадеялись на близкий переезд в манящие хрущевские пятиэтажки, но так никуда и не переехали. Артисты играют так, что за отдельными судьбами видится судьба народная, а за частной историей – вся русская послевоенная жизнь. Спектакль буквально втягивает зрителей в наше прошлое, заставляет заново прочувствовать и промыслить его, ощутить, что нить, ведущая из нынешнего времени в советское прошлое, отнюдь не порвалась: история наших старших братьев, отцов и дедов – это наша история. Не потому ли столь энтузиастичны и нескончаемы были зрительские аплодисменты по окончании спектакля? Артистов не хотели отпускать со сцены, заставляли выходить снова и снова, крики «Браво!» не смолкали, и растроганный Сергей Новиков (исполнитель одной из центральных ролей), высоко подняв подаренные цветы, от имени всех участников спектакля крикнул в ответ: «Спасибо, Питер!»
Я имела удовольствие наблюдать, как после спектакля зрители буквально атаковали арт-директора фестиваля Марину Дмитревскую, требуя от нее, чтобы на следующий день «Взрослую дочь…» показывали также на большой сцене, ибо малый зал не в силах вместить всех желающих. Но руководитель театра на мольбы не склонился и остался тверд: спектакль будет играться так, как он замыслен и поставлен – в формате камерной сцены.
Разумеется, со стороны Афанасьева это было дерзко – взять в работу и разыграть сценический сюжет о «взрослой дочери молодого человека» так, как будто и не было прославленного московского спектакля 1979 года. Пьеса была словно «заколдована» Анатолием Васильевым – он поставил ее столь совершенно, что ни один режиссер уже не решался дотронуться до нее, не рисковал вступать на путь неизбежных и, разумеется, невыгодных сравнений. Однако в спектакле новосибирцев не заметно и следа каких-либо страхов и опасений, не найти в нем и никаких «соревновательных» желаний или притязаний на полемичность – он поставлен абсолютно свободно и разыгран артистами, как по нотам. Спектакль Васильева, сосредоточенный на воспоминаниях о времени «оттепели», был весь пронизан ностальгическими мотивами. Спектакль Афанасьева насквозь историчен и в силу этого лишен всякой ностальгической дымки. Взгляд режиссера на героев «застойной» эпохи трезв, проницателен и печально ироничен, а порою откровенно насмешлив. Серьезность и глубина поднимаемых тем соединяются с игровой непринужденностью и импровизационной легкостью сценической подачи – и потому зрителю трудно устоять перед обаянием новосибирских артистов, украсивших своими спектаклями фестивальные вечера, которые продолжают свой путь «под знаком Володина».

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра