АНДРЕЙ ЯКОВЛЕВ

«День рождения: 21 декабря. В 2008 году окончил Новосибирский государственный театральный институт. С сентября 2008 года — актер Новосибирского городского драматического театра п/р С. Афанасьева». Это все, что мы можем узнать на сайте театра. Мне есть что к этому добавить.

До приглашения в труппу городского драматического театра п/р Сергея Афанасьева Андрей Яковлев был студентом-заочником в Новосибирском театральном институте. Курс, где он учился, был первым заочным курсом в новом вузе (возникшем на месте училища), от новизны и начинаний у всех причастных приятно кружилась голова, по городу распространялись радостные слухи о талантливом молодом актере, возникшем неизвестно откуда. Вскоре выяснилось, что Яковлев раньше был артистом театра «На Весенней» в Кемерово, но из-за каких-то передряг из театра ушел и теперь вот учится буквально в никуда. В том смысле, что возвращаться ему особенно некуда. Андрея заметил Павел Южаков, подумав приблизительно так: «Ох, ничего себе!» Он и поделился находкой с Сергеем Афанасьевым. Во всяком случае, такова легенда.

Яковлев появился в театре, которому исполнилось 20 лет, многие знаменитые спектакли 1990-х годов уже ушли в историю, но набирали силу молодые артисты, выпуск, воспитанный Афанасьевым в театральном училище. Яковлев влился как раз в эту компанию, он и по возрасту оказался близок второму призыву афанасьевцев.

Тогда, в 2008 году, Андрей Яковлев сразу стал ведущим артистом городского драматического театра. В 2009-м, то есть немедленно (!), Андрей получил профессиональную премию Новосибирска «Парадиз» за лучшую мужскую роль второго плана в спектакле Паскаля Лярю «Дон Жуан». Это был фейерверк актерской фантазии, до сих пор не забытая зрителями роль карикатурного фашиста с антигравитационной пластикой и лающей речью. Эстрадный номер, абсолютно уместный в работе Паскаля (рыцаря клоунады, маски и гротеска), в то же время вписывался в потешный ряд нестрашных, обезоруженных пародийностью, как бы нарисованных фашистов. Как в известном стихотворении драматурга Елены Исаевой: «Они войдут (и негде спрятаться, / Не остановит их никто!) — Красивые, как два гестаповца, / В шуршащих кожаных пальто». Рассказывают, что Яковлев долго учился стоять под наклоном 45 градусов вперед, как Майкл Джексон, и научился. Хотя у Майкла это был просто фокус со специальным удерживающим устройством, которое помогало ему не упасть. Но наш герой этого не знал, упорно тренировался и победил закон Ньютона. На Андрея Яковлева в этой роли ходили, и было очень жаль, что спектакль недолго продержался в репертуаре театра.

 

Примечание первое. В 2010 году Андрей Яковлев получил второй «Парадиз» за творческие достижения сезона, плюс путевка в летнюю школу СТД в Москве.

Совершенно другие актерские возможности Яковлева обнаружились в роли Саймона Симсона в спектакле «Наш городок» по пьесе Торнтона Уайлдера в постановке Александра Баргмана. Яковлев сыграл идейного алкоголика, дирижера хоровой самодеятельности городка. Он метался по сцене, как неверное пламя свечи, освещая здешнюю жизнь и намекая на существование нездешней. В образе Симсона соединялись бескомпромиссный романтизм и нежный юмор. Из подвижной нервной фактуры артиста соткался городской сумасшедший, блестящий музыкант и гений места, немая совесть городка. В великолепном ансамбле спектакля, где все играли прекрасно, Яковлев всетаки выделялся, он был на особом счету у режиссера Баргмана, это становилось совершенно ясно. Тогда уже публика отметила порхающие руки Яковлева, красоту его дирижерского жеста. Потом умение дирижировать хором пригодилось в «Ревизоре».

Заметка на полях. 2011 год. Яковлев награжден «Парадизом» за роль Горелова в спектакле Сергея Афанасьева «Спешите делать добро».

С этого момента вручение премий Андрею Яковлеву вызывает у завистников нервный смех. Появляются анекдоты про то, что хотя Андрей Яковлев и не занят ни в одном спектакле, «Парадиз» тем не менее вручается ему. Можно было, наверное, усомниться, достаточна ли роль Горелова для премии «За лучшую мужскую роль». Но роль действительно была сделана мастерски, именно она была открытием в пьесе, которая никаких открытий не обещала. Яковлев играл циника и умника Горелова жестко, совершенно не пытаясь понравиться. Он выключил свое актерское и мужское обаяние. В этой стопроцентно советской пьесе Горелов жил как несоветский человек, став достойным оппонентом, провокатором и собутыльником главного героя Мякишева (Петр Владимиров), произнося вслух то, в чем Мякишев не хочет себе признаться. Горелов Яковлева был совершенно убежден в том, что доброхоты, благотворители и сердобольные обыватели приносят больше вреда, чем пользы, что обогреть и накормить всех убогих невозможно, что незачем пытаться отапливать улицу спиралью электрокамина — пробки вылетят.

Потом из Горелова вырос и Черваков в «Унтиловске», который уже совершенно не похож на живого человека — настоящий бес, умный, начитанный и опасный. Примерно такого беса когда-то сыграл Александр Кайдановский в научно-игровом фильме Семена Райтбурга о теореме Ферма. Дуэт Антона Яковлева — Червакова и Николая Соловьева — Буслова, пожалуй, самый интересный актерский ансамбль в Новосибирске на сегодняшний день. Соловьев играет драму сильного человека, чей жребий закатился в щель провинциальной жизни и пропадает там ни за грош. Но ему нужен Черваков, не только для застолья, но и как ежедневное подтверждение: все окончательно пропало, надежды нет. Совершенно непонятно, каким образом Яковлев транслирует опасность, исходящую от персонажа. Черваков заискивает, ерничает, пресмыкается, но ясно, что он убьет, если так ляжет карта. Буслов сохранил сокровенное воспоминание о настоящей жизни, о нравственном законе, о красоте, однако присутствие за столом Червакова отменяет всякую возможность смысла жизни, остается только пить. Когда Яковлев—Черваков стреляется, то его агония продолжается еще с полминуты, и зритель видит конвульсивное подрагивание ноги — словно кадр крупным планом, который потом долго не отпускает.

Для справки. Нетрудно догадаться, что за роль Червакова Яковлев получил «Парадиз». И еще — специальный приз фестиваля «Волжские театральные сезоны-2014». В 2014 году Андрей Яковлев стал лауреатом премии имени Владлена Бирюкова.

И конечно, в «Ревизоре», поставленном Афанасьевым, Сквозник-Дмухановский в исполнении Яковлева стал главной ролью. Это уже не мелкий бес, а матерый предводитель нежити, его жутчайшее превосходительство Вий. В начале спектакля Антон Антонович выползает из мусорного бака, и вслед за ним начинает раскручиваться воронка, которая не всасывает, а, наоборот, выпускает из себя изобильную гоголевскую нечисть. Яковлев не уходит со сцены, он все время в движении, в макабрическом танце, то с Хлестаковым, то с женой, то с чиновниками. Пренеприятное известие вселяет в него нездешнюю силу, он готов к схватке. Глаза сверкают, руки делают, только успевай поворачиваться. Он в том возрасте, когда он еще много хочет и уже все может. Вымести улицы, чтобы чисто было, и не забыть соврать про церковь — это не его масштаб, это все само собой сделается, не зря народ в страхе держал столько лет. Настал его день, его заветный час, главный смотр, выставка достижений и фестиваль фестивалей. Весь патриотизм, весь пафос, вся ложь, на которые только способен рабски униженный народ, — все это звенит высокой нотой в причитаниях хора: «Говори, о чем захочешь, лишь бы только о России!» Городничий, он же дирижер хора, доходит до исступления, до последней грани, до конвульсий, где боль и наслаждение уже не различимы. Когда Антон Антонович узнает, что скоро станет тестем Хлестакова, он весь наливается кровью и уже не может не осчастливить свою супругу ожесточенным, остервенелым совокуплением в акробатически невозможной позе. Сцена соития решена мощно, красиво и исполнена внятного смысла. Любовь к родине в формах садо-мазохизма. Это то, что отчетливо сыграл Андрей Яковлев. Его послание к залу читается так четко, как если бы оно было написано пылающими буквами в тяжелом воздухе.

Андрей Яковлев оказался идеальным артистом для Сергея Афанасьева. Казалось бы, его природа совсем иная, чем у кумиров прежних лет. Павел Харин, когдато блиставший в самых первых громких спектаклях Афанасьева, Сергей Новиков и Николай Соловьев, на которых долгие годы держался репертуар, — все они артисты открытого яркого темперамента, носители мощного мужского начала. Андрей Яковлев тонок, интеллигентен, сдержан, немногословен. В компании старается держаться в тени, хотя остроумен, имеет быструю реакцию и очень умен. Афанасьев ставит перед ним все более сложные задачи, и он не только справляется с ними, но и превосходит сам себя и развивает режиссерский замысел. Как известно, чтобы прыгнуть на три метра, надо разбежаться на четыре. Яковлев разбегается на четыре, а прыгает на пять. Его ведет талант и, конечно, трудолюбие, готовность работать над собой, иначе бы он не смог сделать столько больших и разных ролей за столь короткий срок. А ведь были еще «Иллюзии» по пьесе Вырыпаева, где Яковлев явил нам совсем другие свои возможности: юмор, изящество танцора, умение говорить вкрадчиво, но внятно. Он строен, подтянут, прекрасно умеет носить дорогую одежду, обучен этикету, имеет приятные манеры. Все в меру — поклон, взгляд, поворот головы. Это та его ипостась, которая дает ему право на роль Фигаро, например. Фигаро он уже сыграл, а что еще ему предстоит, знают только умница фортуна и Сергей Афанасьев.

 

P. S. Этим летом в труппу театра почти в полном составе влился актерско-режиссерский курс, выпущенный Афанасьевым в 2015 году. Это уже третий призыв в театре, и нет сомнений, что репертуар будет строиться вокруг редкой по дарованию актерской личности Андрея Яковлева.

 

Февраль 2016 г.

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра. Нажимая кнопку "ПОДПИСАТЬСЯ", вы даете согласие на обработку ваших персональных данных.