ПЁТР ШУЛИКОВ: «МОЙ КОЩЕЙ – ПАРЕНЬ С ЮМОРОМ»

Интервью с главным злодеем русских сказок

Внимание! Внимание! Все сказки и праздники оказались под угрозой! Кощей похитил Снегурочку, и если не вернуть ее, то ни одно чудо больше не произойдет, ни один праздник не наступит! «Маша и Витя против Диких гитар» – детский предновогодний мюзикл, полный приключений и драйва, приглашает в путешествие детей и взрослых.

О самом злом своем персонаже – Кощее, о театре, о сыгранных и еще не сыгранных ролях рассказывает читателям «Бумеранга» актер Театра п/р Сергея Афанасьева Пётр Шуликов.

ПЁТР ШУЛИКОВ: «МОЙ КОЩЕЙ – ПАРЕНЬ С ЮМОРОМ», изображение №1
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Я рад, что играю Кощея!

Занавес поднят, и история начинается... Спасти внучку Дед Мороз поручает неразлучным друзьям – Маше и Вите, отправляя их на поиски в сказочный лес. Ведь Маша знает про сказки всё, а Витя, хоть и не верит в чудеса, но всегда найдет практичное решение для любой задачи...

Премьера этого мюзикла состоялась 25 декабря 2012 года. Мало какой спектакль живет так долго. А причина проста: яркие персонажи, блестящая игра актеров и любимый новогодний сюжет – борьба добра и зла. Взрослые зрители прекрасно помнят фильм «Новогодние приключения Маши и Вити», поэтому, следя за событиями, максимально сохраняют азарт и наивность истории, на которой выросли сами. Ведь главные герои, несмотря на массу современных реалий, остаются теми же детьми, что и много лет назад: им всё интересно, им хочется играть и придумывать свой загадочный мир. Ну а ребятишки открывают для себя вселенную новогодней сказки и самого настоящего чуда.

И, конечно же, главным злодеем в спектакле является Кощей Бессмертный. «Самый что ни на есть отрицательный персонаж, который, между тем, помогает создавать в сказке атмосферу добра и волшебства», – говорит гость нашего номера, актер Новосибирского городского драматического театра п/р Сергея Афанасьева Пётр Шуликов.

Пётр несколько лет «шел по карьерной лестнице», пока не «дослужился» до главного злодея русских сказок. Два года «работал» в Кощеевой свите – играл гадкую Шишечку. Играл хорошо, с упоением, куражом. Наконец час пробил – и Шишечку повысили до Кощея. И хотя его Бессмертие появляется лишь в кульминации спектакля, впечатление на публику производит незабываемое. Ведь на протяжении всего действа только и слышно: «Вот придет Кощей, он вам задаст»!

– Поначалу я старался быть очень злым, репетировал перед зеркалом соответствующее выражение лица. Потом появилась легкость – и злодей преобразился!

Говорят, играть отрицательные роли сложнее и интереснее, и они больше запоминаются зрителям?

– Скажу больше: для меня отрицательные персонажи не только интересны, в них я черпаю необычайное вдохновение! Актерское мастерство – это как археологические раскопки, когда, изучая ту или иную роль, потом, воплощая ее на сцене, находишь для себя целую кладезь эмоций и ярких впечатлений. При этом отрицательную роль нужно копать как можно глубже, чтобы докопаться до сути. Взять всё тот же образ Кощея Бессмертного, которого все называют негодяем, но лично для меня это очень глубокий персонаж, и, в конечном итоге, даже положительный герой. Ну, к примеру: кто такой Иван-Царевич? Сын царя, у которого украли невесту, и он отправляется в путь, чтобы найти ее и освободить. Всё! Больше ничего не скажешь... А Кощей, несмотря на свой солидный возраст, влюбляется в молодую девушку, и ради своих чувств даже раскрывает ей самое дорогое – секрет собственного бессмертия, при этом даже не рассчитывая на взаимность! Представляете уровень его самопожертвования ради любви? Более того, он не использует свои колдовские чары ради достижения цели, не превращается в молодого человека, не привораживает красавицу, хотя мог бы это сделать – он говорит, что готов ждать всю жизнь, лишь бы она полюбила его. И сколько оттенков нужно придать актеру для исполнения этой роли!

ПЁТР ШУЛИКОВ: «МОЙ КОЩЕЙ – ПАРЕНЬ С ЮМОРОМ», изображение №2
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Получается, что Кощей даже больше положительный герой, чем тот же Иван?

– Конечно! И он настолько интересен, что играть его одно удовольствие! Я очень рад, что уже несколько лет играю Кощея!

А дети пугаются Кощея? Бывает, что плачут?

– К счастью, такого не случалось. Хотя он даже песню поет, что злой и страшный. А ребята после спектакля подходят и говорят: «Нам очень понравился Кощей, он всё-таки хороший». Я не играю абсолютное зло. Мой персонаж немножко смешной, немножко наивный. И в конце становится добрым. Есть такое правило в театре: отыграв свою сцену, ты можешь не выходить на поклон. Как бы – со злом боролись, зло победили, и оно навсегда ушло. Как вариант: зло победили, оно стало добрым и тогда на поклон выходит. В нашем спектакле Яга и остальная свита перевоспитывается, в конце спектакля они приходят к детям и просят: «А можно мы с вами будем праздновать Новый год?». Несколько лет Кощея не брали в эту компанию. Но мы сделали так, что его прощают и предлагают дружбу.

Это у вас единственный сказочный персонаж?

– Вовсе нет! Я играю практически во всех сказках! И в «Красной Шапочке», и в «Пеппи Длинныйчулок». В «Пеппи» у меня вообще четыре персонажа – Моряк, Газетчик, мальчик Арнольд и Акробат. Среди них есть положительные и отрицательные герои. Например, в сказке «Шишок» мой Прохор постоянно что-то ворует по ходу действия. Зато «Маша и Витя против Диких гитар» – единственная сказка нашего театра, где присутствует полный набор нечисти: тут и Кощей, и Баба Яга, и Леший, Кот и прочая свита.

По мнению Петра Шуликова, отрицательные персонажи нужны как в кино, так и в жизни, ведь без них не было бы равновесия. Обязательно нужно, чтобы было с кем и с чем бороться!

– Поэтому я должен составить достойную конкуренцию, серьезную альтернативу положительным героям. Вот и получается, что мой Кощей хитрый и талантливый, хотя это талант со знаком минус. Немного обаятельный и располагающий к себе человек. А еще он парень с юмором!

«Я всегда стараюсь найти оправдание для любого отрицательного героя. Тот же Кощей Бессмертный: это вовсе не прямолинейный персонаж. Злобный он не потому, что таким уродился, а потому что в детстве его, возможно, сильно обидели: не взяли в игру, не пригласили на праздник. А ведь праздник даже нечисти необходим. Да, он похищает Белоснежку, Снегурочку, Марьюшку и т.д., но ведь ему, как любому человеку, смертному или бессмертному, хочется любви...»

ПЁТР ШУЛИКОВ: «МОЙ КОЩЕЙ – ПАРЕНЬ С ЮМОРОМ», изображение №3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Самый страшный сон артиста

За 12 лет своей творческой карьеры Пётр Шуликов примерил на себя немало характерных ролей. При этом он признается, что любит всех своих персонажей – и главных, и второстепенных, и эпизодических. Но на сегодняшний день вершиной актерской карьеры считает роль Чацкого в комедии Грибоедова «Горе от ума». «Спектакль, который я понимаю, который важен для меня. Я долго им «болел»: засыпал и проспался с монологами – так герой в меня вживался. Но прошло время, и я его пережил, понял и отпустил», – говорит наш гость.

– Когда у актера спрашиваешь, какую роль он мечтает сыграть, то зачастую слышишь: «Гамлета». Или «Хлестакова». Две противоположности – трагическое и комическое. А у вас есть «роль мечты»?

– У каждого актера есть заветные роли, которые он хочет сыграть хотя бы раз в своей жизни. И после которых можно «выдохнуть». Но мне пока не представился случай, когда я мог бы сказать: «Я хочу это сыграть». Хотя последние года четыре всплывает один персонаж. Если бы была возможность, наверное, я бы рискнул и сыграл Ричарда III. Это очень глубокая роль, и я почти созрел для нее...

Одни спектакли уходят, их место в репертуаре занимают новые. О какой роли вы жалеете, что уже не сыграете ее никогда?

– О роли Пьеро в спектакле «Дон Жуан» – благодаря ей я остался в театре. Это довольно интересная история. После окончания института Сергей Афанасьев пригласил меня в свой театр. Правда, начало моей карьеры было далеко не радужным: с моего первого спектакля «Две стрелы» Сергей Николаевич меня снял за пять дней до премьеры и, поговаривали, даже уволить хотел. Я очень переживал. Но потом к нам приехал французский режиссер Паскаль Лярю и поставил «Дон Жуана», в котором мне досталась роль Пьеро. Мой первый творческий прорыв! Долго потом снилось, будто я выхожу на сцену и забываю слова. Зрители смотрят на тебя, а ты ничего не можешь сказать. Самый страшный сон артиста!

Несомненной вашей удачей является роль Бобчинского в спектакле «Ревизор», который, к сожалению, сошел со сцены. Говорят, эту комическую роль второго плана вы считаете достижением...

– Я в театре с 2008 года, но ролей, изначально созданных мной самим, не так уж много. «Ревизора» Сергей Николаевич ставил как мистификацию, и на этой волне я начал дурачиться. Всё это вылилось в совершенно небытовой, странный, энергичный образ. Перед премьерой я еще попросил разрешения вставить в глаза эти страшные линзы, «обрести» собачьи замашки... Бобчинский получился потрясающим! Он идеально подчеркивал мистическую атмосферу спектакля. А еще я придумал неожиданное падение персонажа с двухметровой лестницы, когда он подслушивает под дверью. Это, конечно, продуманный ход, но зрители принимали его за чистую монету и даже переживали, почему руководство театра не следит за безопасностью артистов (смеется). На самом деле у меня под костюмом была защита, так что удовольствия я получал больше, чем синяков и шишек.

И все же здорово – блеснуть в главной роли!

– Безусловно. Но я привык работать честно: если тебе дают роль, значит, ее нужно сделать – неважно, главная она или нет. Хотя, не поверите, иногда главные роли не так интересны, как второстепенные, где можно отдаться процессу полностью: расслабиться, подурачиться. У меня есть главная роль в спектакле «С любимыми не расставайтесь», она достаточно серьезная, а это постоянный самоконтроль, необходимость держать себя в руках. А когда играешь персонажа второстепенного, можешь использовать разный грим, что-то приклеить, подрисовать, хохотать, кривляться... То есть, делай что хочешь – и получай удовольствие!

«Что для меня главное в актерском искусстве? Как ни странно, не сама премьера и даже не аплодисменты зрителей и признание, хотя актеру это необходимо. Важен сам процесс познания и создания образа. И когда это получается – это очень интересно».

ПЁТР ШУЛИКОВ: «МОЙ КОЩЕЙ – ПАРЕНЬ С ЮМОРОМ», изображение №4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Актер Петр Шуликов

 

С НОВЫМ ГОДОМ!

Хочу пожелать коллегам – артистам новосибирских театров, чтобы в новом году не исчезало желание творить. Главное – не останавливайтесь! Движение – это жизнь. А жизнь актера – это бесконечный творческий поиск. Ищите себя, ищите свои роли и находите непременно! Хочется пожелать, чтобы актеры всегда были с огнем в глазах, чтобы никогда с холодным носом не выходили на сцену, чтобы всегда улыбались всем своим ролям. А зрителям – единения. Самое классное в нашей профессии – это когда ты выходишь на сцену и с первых минут чувствуешь, какая прекрасная энергетика в зале! Чтобы всегда происходил энергообмен, когда зритель помогает артисту, а тот делился энергией со зрителем.

 

ДОСЬЕ «БУМЕРАНГА». По итогам сезона Пётр Шуликов получил диплом в номинации «Незаменимый артист». «И скажем вам, это очень точное определение: если надо сыграть Тимотэ в спектакле «Ханума» – Пётр сыграет (потому как это его роль), если надо – сыграет Акопа и Князя... А если уж очень надо – то и саму Хануму! А всё потому, что знает наизусть все роли в театре. Танцует! И даже стихи сочиняет! А еще знает, где что лежит, кто куда делся, где взять инструменты и как установить декорации – настоящий Домовой. И потому незаменим во всех смыслах!» – говорят о нашем госте в театре.

Окончил Новосибирский государственный театральный институт в 2008 году. Пришел в НГДТ после окончания института и сразу же получил роли практически во всех спектаклях текущего репертуара. Он не просто легко и талантливо ввелся в спектакли, но и сразу приступил к репетициям новых ролей. Одной из лучших его работ стала роль Пьеро в «Дон Жуане» (2009), которая была отмечена критиками фестиваля «Парадиз-2009».

В настоящее время Пётр Шуликов занят в большинстве спектаклей театра как на главных, так и на второстепенных ролях: Тимотэ и Котэ в «Хануме», Толя Гущин в «Зеленой зоне», Митя в «С любимыми не расставайтесь», Симеонов-Пищик в «Вишневом саде», Толя в «Люди головы теряют» и другие.

В спектакле «Гранатовый браслет» (2017) А. Куприна он сыграл роль князя Шеина, и, как отметили критики, «образ лирического героя ему удался совершенно». В сезоне 2018/2019 актерская копилка Петра Шуликова пополнилась ролью Секретаря Младека в оперетте «Нищий студент» К. Миллекера. В сезоне 2019/2020 в премьере «Горе от ума» в одном составе актер исполнил роль Чацкого, а в другом – Платона Михалыча Горича...

Лилия Вишневская. Фото автора и Е. Никитенко

https://bumerang.nsk.ru/news/interview/Peter_Shulikov/

Мы гарантируем, что ваши данные не будут переданы третьим лицам и будут использованы только для рассылки новостей и репертуара нашего театра. Нажимая кнопку "ПОДПИСАТЬСЯ", вы даете согласие на обработку ваших персональных данных.